Информация
  • Tid er relativt
  • Пол: Мужской
  • Страна: Россия
  • Город: Москва
  • С нами: 1899 дней
  • Приглашен: Aluko
  • Записи открыты: всем
  • В рейтинге: 246
Последние изображения
27

На свой сегодняшний двадцать седьмой день рождения я веду себя в одно из своих любимых мест - в зоопарк. Годы идут, а мне всё ещё нравится там гулять, хоть и некогда любимая кофейня напоминает о себе абсолютно мёртвыми окнами. Позже я сходил на другую их точку, но это немного не то.
По-прежнему не чувствую себя взрослым, как и многие люди вокруг, а на работе взял на пару дней отпуск, чтобы провести время так, как хочу. Когда меня попытался покусать приступ мрачного настроения накануне, я просто сел проходить Disco Elysium, и к концу всё прошло.
Я все ещё гордый обладатель расстройств сна, временами человеческое воплощение кофеина, у меня в голове не смолкает музыка в нереальных количествах, и я по-прежнему люблю писать странные штуки. Годы идут, и я иду вместе с ними, но в чём-то совсем не меняюсь. Может, я стал реже носить кеды, а вот ворох чёрно-белых полосатых кофт только размножился. Мои увлечения довольно цикличны, просто круг пополняется новым, и это хорошо. Хотя кто бы мог подумать, что я, например, внезапно распробую создание странных кроссоверов (спасибо за это Симулятору Культиста - спонсору многих моих фиксаций). Прекрасно.

9
10
Bones and Lilies

Дома наконец-то холод, заставивший уютно облачиться в старую футболку времён, когда я смотрел этот самый футбол. Я пью кофе, наслаждаюсь булочкой с корицей и ловлю это ощущение, что впереди несколько дней, в которые я могу не делать ничего. Ну, не то чтобы я в другие дни бываю продуктивным, но лениться все выходные напролёт намного приятнее, чем делать это вечерами после работы. Может, я найду в себе силы сесть за перевод несчастной настолки, которую никак не закончу, или всё же сяду мучить твайн для создания интерактивной истории, но я не люблю обещать себе, что что-то сделаю, когда знаю, что я не. Бывают дни, когда всё, что нужно - это ничего.

У окна цветут лилии - жёлтые, белые, кремовые. В очередном приступе любви к растениям я притащил домой с десяток луковиц и закопал в горшки, как это делал Буратино с монетками на Поле Чудес, и терпеливо ждал, сколько выживет. На моё счастье существуют сорта без запаха, а то с детства запах лилий кажется мне довольно мерзким. Помню, что букеты, подаренные матушке, пахли для меня чем угодно от рыбы до испортившихся копчёных рёбрышек, но только не цветами. Тогда же я задумался, что у меня проблемы с обонянием, задолго до того, как мир столкнулся с короной и извращением своего восприятия. Например, я не замечаю как пахнет сейчас цветущая во всю черёмуха, и никогда не ощущал её аромат издали, как и множества других вещей.
Каждый год смотрю, как цветёт сакура. Не то чтобы это самоцель, просто так получается - мне нравятся весна и цветущие деревья, и я часто хожу в сады или парки. На самом деле яблони с грушами более красочные и по-детски уютные, и у меня есть воспоминание о грозовом небе, сильном ветре и метели из лепестков на даче. Сейчас, живя не в своей родной области, я всё ещё стараюсь привыкнуть к календарю цветения всего и вся - здесь он, конечно, отличается. До моего дня рождения десять дней, и в него у нас зацветали целые поля морозника, устилающего холм вперемешку с пушистым ковылём, лес полнился ландышами, а здесь даже толком не видно листьев ландыша, зато распускается каштан. Наверно, большинство людей этого попросту не замечает, как и того, что у каштанов пятнышки в цветках постепенно меняют цвет с жёлтого на красный.

Дни идут своим чередом куда-то мимо меня, и я просто смотрю, как проходит время. В каком-то смысле меня всегда завораживало наблюдение за песочными часами. У меня в квартире новые фиолетовые шторы, погружающие комнату во мрак даже солнечными днями, а ещё я завёл себе музыкальный инструмент. Глюкофон, или же эфирный барабан, довольно забавная штука. Я не собираюсь учиться действительно играть на нём, но мне нравится стучать по нему пальцами или палочкой, извлекая звук. Сам процесс меня расслабляет, да и он не очень громкий - соседи не будут стучать в стенку, требуя повторить на бис.
У меня на руке появился изящный в своей плавности шрам. Спящую на мне Дэви что-то напугало, и она полоснула когтями. Я сначала хотел это проигнорировать, но боль нарастала, а одеяло стало влажным, так что пришлось вставать. Оказалось, что вся рука в крови, и я ещё долго её останавливал. Линия на самом деле и правда изящна, и не могу сказать, что наличие шрама меня как-то беспокоит, но взгляд постоянно цепляется за него и у меня, и у других людей, ведь всё-таки он на тыльной стороне ладони правой руки. Это будто татуировка, к которой ты не привык только потому, что раньше её не было.
Большую часть свободного времени я умудряюсь тратить на игру в Limbus Company и с момента выхода успел наиграть 160 часов. Никогда бы не подумал, что буду так охотно играть в типичную гачу, но мне очень нравится мир в играх ProjectMoon, а новая игра значительно легче прошлых и как бы условно бесплатная (но мне с контроверсией задонатили им с боем и удовольствием). Мне нравятся и графика, и персонажи, и сам сюжет, хотя местами гринд довольно утомителен. Словом, прекрасное место для отдыха.

Когда приходишь на работу первым, то это так странно - брать ключи, открывать кабинет, включать свет. Вроде я тут работаю, а всё равно ощущение, будто я делаю что-то супер-пупер взрослое, а не попадаю на своё законное рабочее место. В беспроигрышной лотерее, где люди вытягивали себе какие-нибудь синдромы, я, видимо, выиграл синдром самозванца.
Успел получить свою первую премию, потом проиндексировали зарплату. В целом хорошее место, хоть мне и не очень нравится коллектив, что сильно старше меня, и тот факт, что дела тут делаются с типично российским бюрократическим колоритом. Впрочем, я всё ещё работаю просто за деньги, справедливо полагая, что нет такого занятия, которым мне бы действительно хотелось заниматься с энтузиазмом. Для души у меня есть хобби, а работа скорее полезная, как овощи - знаю, что вроде надо, но всё равно не люблю.
Оказалось, что в новом здании довольно холодно, когда выключают отопление, и пока мои коллеги стучат зубами и сидят в куртках, я кайфую от свежести. Мне в целом теплее, чем среднестатистическому человеку, и я одеваюсь намного легче. А то, что у меня руки ледяные - это от сердца.

Мне снится, что у подъезда стоит много аквариумов с рыбками, висят картины маслом с маками, бабочки в рамках, и всё это продолжает выносить из дома безликая женщина. Она говорит, что её муж разочаровался в себе и своих увлечениях, а я любуюсь тем, в чём он больше не видит смысла - мне нравится абсолютно всё. Сквозь сон я думаю, что это действительно проекция собственных симпатий на незнакомца. Закрывая дверь подъезда за собой, женщина говорит, что можно всё забирать, потому что хоть так это станет нужным. Она печальна - вероятно, ей больно видеть разочарование близкого человека в себе и выносить на улицу то, во что он вложил душу.
Ещё снилось, что на улице снег, но какой-то не холодный, сыпучий как стиральный порошок, сухой - я пытался слепить комок, за что прохожие бросали на меня странные взгляды. В подъезде, когда я выхожу из лифта на своём этаже, не хватает ступеней - вместо них всего две, повисшие над пустой шахтой из пролётов, и остатки арматуры. Интересно другое - чуть позже я выхожу на площадку не один и, показывая на лестницу кому-то из своих знакомых, говорю, что он-то не видит, что здесь всего две ступеньки, потому что я знаю, что это мне снится, что их здесь нет. Когда я это говорю, мир и для меня становится нормальным - я вижу самую обычную лестницу, ведущую вниз. Я рассказываю, что сны о лестницах - один из самых популярных тревожных снов, но сам почти их не вижу, хоть они и посещали меня в подростковом возрасте. Мы выходим из подъезда, но вокруг весна, и про снег-порошок я уже не упоминаю, хоть и думаю о нём.

Подумать только, до моего дня рождения всего-ничего, а всё казалось, что это так далеко. Я без понятия, что хочу в подарок, как это отмечать и где. Ну, всегда хороший подарок - деньги. Каждый год я прихожу к тому, что мои абстрактные или не очень желания дорогие и трудно выполнимые, а все мелкие я теперь закрываю сам и без повода. Растениям в этой квартире слишком неуютно, чтобы получать их в подарок, различных минералов у меня целая полка, интересные полосатые кофты давно мне не попадались, а мёртвых бабочек в рамках тут некуда вешать. Надо будет действительно обдумать, что интересного или полезного я хочу, ну или пойти по пути наименьшего сопротивления и заказать запас баночек с радугой, в которых ещё попадаются сны.

Лилии белы, как кость. Белы, как иней. Белы, как безгрешные простыни. Тяжело отвести от них взгляд.

4
4
Лиловые отблески

Я смотрел на эту фиолетовую капустку в Аптекарском огороде и ощущал некое с ней родство. Вот торчит она из снега, и сразу так не скажешь, живая ли на самом деле, или так хорошо после смерти своей сохранилась, станет ли она расти позже, или, может, жизнь в ней ещё едва теплится. По мне, возможно, тоже сразу не скажешь, действительно живой я или притворяюсь, но местами я такой же фиолетовый, иногда в отношении к жизни, иногда - потому что в бог весть откуда взявшихся синяках.
Вообще мне очень нравится посещать оранжереи, во мне сразу вспыхивает желание завести ещё больше растений, хотя мне откровенно некуда их ставить, да и многие красивые цветы и суккуленты совсем не приспособлены к жизни в квартире, где из старых окон постоянно дует, а хозяин забывает поухаживать и за цветами, и за самим собой. Насмотревшись на цветы и красивых, но давно мёртвых бабочек в рамках, я прикинул, что нужно купить в свой домашний сад. Как минимум ещё семян - я недавно засеял много горшков всяким разным, что отыскал в своих закромах, но всходов очень мало. Лучше всего растёт лён, а ещё недавно я купил белую лилию без запаха и наблюдаю, как медленно она выпускаем листву, проснувшись раньше срока. Окружающие иногда удивляются этой моей любви к зелёному и молчаливому, но я всё своё детство выращивал цветы с дедом, который их обожал, и вот его давно нет, а моя любовь к зелени осталась. Помню, как он ел настурции вприкуску с тархуном и рассказывал бабушке, что в мире делают салаты с цветами, а она качала головой и бухтела, что лучше бы мы помидоры растили, а не цветы. Помидоры, кстати, до сих пор не люблю.

Новогодние праздники прошли быстро - встречали год небольшой компанией дома у Контроверсии, а все оставшиеся дни отдыха я провёл со студенческой подругой, что приехала в гости. Мы, кстати, умудрились пропустить сам момент, мою дорогую подругу ударило срикошетившей от потолка пробкой, и большую часть времени мы играли в настолки. Было забавно познакомить своих друзей между собой. Да и вообще, этих людей объединяет тот факт, что все они жили со мной в поездках и почему-то продолжают со мной общаться до сих пор. Гедонизм правил всей праздничной неделей со вкусной едой, посещением океанариума, прогулками и всем таким, и какое-то время выходные после казались серыми и тихими. Вообще-то мне нравится просто лежать дома с кошкой и играть в игры, равно как и лежать часами в ванной, подливая туда кипяток и чувствуя себя забытой некогда заваркой, из которой пытаются выжать последнее, но куда-то выползать тоже нужно. Наверно. Моя любимая кофейня, например, затянута в чёрный мешок и выглядит трупом на улице. Как-нибудь навещу другую их точку, но та была моей любимой, и жаль, что ее больше нет.

Потихоньку привыкаю к новой работе. Мы переехали в другой офис, и там есть очень крутая и недорогая столовая, так что я даже начал питаться как человек. А какой там потрясающий лаймовый пирог, эх... Иногда даже кажется, что жизнь налаживается, и это не от слова "лажа". Что до самой работы, так она идёт лучше, чем я мог бы подумать, я всё-таки начал узнавать некоторых сотрудников, а меня узнают в нашем военкомате, что вне контекста работы показалось бы мне сомнительным удовольствием. Я даже успел покататься на ягуаре до чужого, потому что сотруднику страсть как не хотелось туда ехать в одиночку, и это была одна из самых странных моих поездок в принципе. Теперь же мне свалили ещё и кусок рекрутмента, к счастью только участок проверки документов, но я начал зашиваться, от этого - раздражаться и задерживаться, и думаю как бы красиво от всего отмахнуться, пока мои собственные дела не накрылись медным тазом.

Успел побыть супер-продуктивным, словить приступ острой апатии ко всему и вся, наладить отношения с бывшей коллегой, пройти несколько игр, снова начать опаздывать на работу, перетряхнуть запас витаминок, купить коробку острой лапши. Сегодня день рождения моего давнего друга, и я по традиции присылаю сообщение, и нам это не надоело за десяток лет, в последние годы из которых едва наберётся сообщений двадцать, но само ощущение дружбы почему-то не меркнет. В общем-то жизнь идёт своим чередом, ничего в ней толком не меняется. Всё ещё слушаю много музыки, и ужасно плохо сплю, но помню сны.
На неделе, впрочем, гостил у Контроверсии - ели стейки и лаймовый пирог, смотрели видео, поздно легли и встали убитыми (хотя я скорее нездорово-бодрым). Забавно, что почти каждый раз, когда я собираюсь к ней приехать, планируется ночёвка - уж больно далеко и неудобно возвращаться домой, а общаться-то хочется до последнего. Мы ещё ходили пить сосновый раф, и я всё думаю, а не хочу ли бутылку сиропа со вкусом хвои. Ох уж эти внезапные желания.

Снится начало конца, на которое мы собираемся посмотреть на краю холма, поросшего изумрудной травой. Недавно прошёл дождь и собирается снова, трава влажная и скользкая, а порывы ветра такие сильные, что нас бросает к краю и мотает туда-сюда, как пригибает к земле едва распустившуюся пару ромашек. Небо предгрозовое, но вместо первых молний следует серость, за ней - будто бы песчаная буря, и больше никто из нас не может понять, какого цвета небо и есть ли оно на самом деле. Мы спускаемся по нормальной дороге, а не падаем с края, куда нас тащил ветер, и на поезде ныряем в туманно-снежную пелену, что расходится брызгами и растворяет мир снаружи, оставляя только старый вагон, несущийся к станциям из других снов, где изумрудный хвойный лес, гигантские котята, разбитый временем мост и тьма, обретшая черты человека.
Видел сон о памятных вещах. Есть большой каменный дом, принадлежащий друзьям семьи, которых в детстве я не отличал от родственников из-за близости общения, но на всех поверхностях пыль, и там давно никто не живёт. Единственная оставшаяся в живых женщина выбросила все вещи и безжалостно отправляет в мусорку всё, что ей попадается, а потом тоскует по родным. Я рассказываю ей о том, что иногда бесполезные вещи - условный сосуд для воспоминаний, что-то, что поднимает их со дна или создаёт иллюзию прикосновения в прошлому, у меня таких много. Я отдаю ей камешек и какую-то записку, связанную с членами её семьи, и сначала она хочет их выбросить, а потом вчитывается, гладит пальцем камень и тихо плачет, улыбаясь воспоминаниям о том, что было, но никогда уже не повторится.

Возобновил перевод настолки по Симулятору Культиста, и само название "The Lady Afterwards" заставляет шестерёнки в мозгу натужно скрипеть. Дело идёт медленно, но лучше так, чем никак, и хотя бы черновой перевод руководства по механикам я должен осилить за остаток зимы. Впрочем, должен я это только себе, а по отношению к этому чуваку я довольно лоялен, так что если не сделает - ну и чёрт с ним.
Возвращался и к самой игре. Мне нравится наследие, связанное со стуком, но чем чаще перечитываешь вступление, тем более странной воспринимается последняя фраза.

Святая Агнесса идёт, объятая дымом, и её узкие, бледные стопы топчут фиалки. Святая Агнесса несёт ключи, острую свечу и — в последней своей тонкой руке — собственную отсечённую голову. Святая Агнесса поднимает лицо над моими плечами и целует меня в лоб, и я открываюсь ей, точно дверь. Когда я прихожу в себя, моё сердце бешено колотится, кожу покалывает, руки и ноги трясутся: из меня течёт.

0
Воспоминания о пороге

Люди вокруг то ищут своё утерянное новогоднее настроение, то как мистер Гринч воруют чужое, и мало кто остаётся довольным просто так, потому что способен на простые радости. Моё ощущение праздника ушло вместе с верой в Деда Мороза, и я даже не помню, когда в последний раз наряжал настоящую большую ёлку (в моём случае всегда сосну), а не дерево в горшочке. В этом году у меня есть купленные шарики, много метров гирлянды, в том числе с глазами, и какое-то дикое количество сладостей. Украсил ли я квартиру? Конечно нет. Включил ли я купленные гирлянды? Даже не повесил. Мне в общем-то и так нормально, чего и вам желаю, если вам вдруг не.
С наступающим что ли. Прошлый год наступил в дерьмо, а этот, надеюсь, не станет вытирать об нас испачканные ноги.

За месяц, прошедший с последней записи в этом дневнике, я успел выйти на новую работу, экстренно освоить новый для себя раздел в своей вроде-как-профессии, несколько раз увидеться со старой знакомой, получить кучу всякого разного из магазинов и договориться встречать Новый год небольшой компанией дома у контроверсии.

На старой работе меня очень душевно провожали, наговорили множество тёплых слов, сделали символический подарок. Меня даже посетил приступ сентиментальности, который вытолкал мне навстречу почти убитый страх перемен, но это быстро прошло. Конечно, я вспоминаю свою старую работу, много сравниваю с новой, но о смене места не жалею. Списался намедни с коллегой, она успела соскучиться по мемам, что я ей присылал раньше. Моя замена ужасно не вписывается в коллектив и отказывается её слушать (не указания, а советы), да и скоро она тоже уволится. Надо, наверно, встретиться во внерабочей обстановке и подробнее поболтать - это первый человек с моей бывшей работы, которого я вообще хочу видеть.

Все первые дни на работе похожи друг на друга - читаешь в отделе кадров политики, получаешь пропуск и долго ждёшь, пока дадут доступы в систему. Коллектив обсуждает что-то своё, иногда вспоминая, что ты вообще не в теме происходящего, порой звучат вопросы, а в середине дня кто-нибудь прихватывает с собой на обед. Дольше всего я получал пропуск - с их работой отдела безопасности можно быть уверенным, что на работу не попадёт никто лишний.
Как впечатления, волновался ли я? На удивление мне было совсем спокойно и безразлично. Не нравится, что кофе только за денежку на первом этаже, не нравится, что надо притащить из дома кружку, что пропуск одновременно является ключом от компьютера (то есть его неудобно запихать в чехол и носить на веревочке), раздражают ужасные пробки в их лифтах, коллектив меня сильно старше и сидит допоздна. Что нравится? Деньги мне нравятся, поэтому я там. Банк я вообще ненавидел первые полгода, свыкнусь и с этим.
В рамках социальных игрищ я иногда хожу пить с коллегами кофе и обедать, чтобы выстраивать отношения, научился беззастенчиво вламываться в любые кабинеты и просить бумаги, но при этом мне несколько неловко звонить по телефону с просьбами прийти. Мои коллеги не самые адаптирующие к среде - ни экскурсии по офису, ни наставлений, ни попыток представить меня/представить мне заходящих к нам сотрудников, я даже не знаю, что где лежит, и выуживаю информацию по капелькам. По рабочим вопросам я ввязался в потрясающий квест по воинскому учёту, и меня настолько интересует как же из него выходить, что я готов звонить в энный раз хоть знакомому в управу, хоть в консультант, потому что законодательство не способно дать ответы на мои вопросы. Не буду рассказывать, что они там пытаются наворотить, но ситуация вырисовывается противоречивая и любопытная.
По итогу я хожу на работу с термосом кофе, вроде как привык к коллегам и основным задачам, и на самом деле могло быть намного хуже.. Сегодня вот, например, мне даже дарили новогодние подарки, обнимали и говорили, что рады видеть меня частью коллектива.
Ещё я, естественно, видел своё личное дело, в том числе лист собеседования. Так вот, я позитивный и с активной жизненной позицией. Жесть какая, это точно обо мне?

Снится пляж с деревьями в самой воде, и в городке рядом, состоящем будто бы из песка тоже, нужно идти за хищными птицами, чтобы найти свободу. В любовной истории, развернувшейся в стенах песчаной библиотеки, рыжеволосая девушка впадает в гипогликемическую кому на руках того, кого всегда считала врагом, тогда как все её близкие люди не замечают, что она не просто утомилась от чтения книг, а он, бледнея, прижимает её к себе и шепчет одними губами, что здесь нет врачей. Тем временем на первом этаже огромного дома собирается похоронная процессия с людьми, прижимающими к себе игрушечных мягких лягушек - они смотрят, как курьеры убирают мёртвого повара в огромную красную сумку и тащат её к автобусу, а женщина из их службы собирает игрушки, которые следом отправятся на тот свет. На улице кружатся хищные птицы и сопровождают автобус к горизонту. Ночью в один из домов, что стоит у самого пляжа с деревьями, что растут из воды, пытаются пробраться в полной темноте подростки, но один из них включает фонарик, и его сносит толпа обезумивших белок. В доме живёт немолодой мужчина, и он держит наготове ружьё, но в толпе есть человек, в которого он не будет стрелять - ещё одна странная романтическая линия, но сон многозначительно молчит, не раскрывая, кто из трёх оставшихся подростков является любовным интересом, но между кадрами замечает, что это взаимно. Мне снится уже собственный дом, он тоже на берегу, и я в смятении встречаю родню, которую не видел лет шесть точно - они привозят мне множество оранжевых вещей, и наши обыденные разговоры кажутся жутко неуместными, потому что я ощущаю призраки несказанных слов и неозвученных вопросов, а за окном летают хищные птицы, бросаясь в воду.
Снится конкурс спектаклей в компании, в одном из которых девушка в платье из оригами приезжает в восточную страну и ищет провожатого, к ней выходит с виду джинн и протягивает конфеты, рассказывая, что так давно не общался с людьми, что даже убил отца как разъярённый медведь. Она пугается, но он убеждает, что все хорошо и бояться не надо, а сам рассказывает как сходил с ума от одиночества и выносит на сцену откушенную голову отца с мухами. Сцены все более странные, в них всегда пещеры, дети убивают родителей и братьев, иногда превращаясь в медведей, и все жалуются на одиночество, догрызая близких. В конце девушка плачет, глядя на то, как убивают провожатого его трое внуков, затем убивают одного из внуков и с улыбкой предлагают конфет, ведь они так давно не общались с людьми, что убили своих близких.

Мы с контроверсией наконец-то сходили попробовать данго! По нашим выражениям лиц, пожалуй, было очевидно, что больше мы так извращаться в еде не станем. Свои с брусничным соусом (у которого на удивление не было вкуса ягод) я сжевал, а пробовать с карамелизированным соевым соусом даже не рискнул... Впрочем, всё равно было вкусно - погода на улице более чем располагала к поглощению вкусного рамена, а такояки всегда к месту. А ещё там чай подают просто шикарно, чашечки с рыбками очень красивые. Может, когда-нибудь я рискну попробовать данго ещё раз, но уже цветные как в аниме, а пока с меня хватит - не моё это.
Тогда же махнули торговый центр чтобы попробовать зайти в то страшное место, в которое превратился Старбакс, который я уважал только за размер стаканчиков. Даже для меня раф оказался безумно сладким, но больше меня интересовали рыбки в аквариуме - мурена открывала и закрывала рот, плавала надутая рыба-ёж, а рядом... Дядюшка Фрейд был бы в восторге от этой инсталляции с кроликом, что раскинул ноги перед аквариумом, приобретающим фаллический символизм с отметками прошедших лет. Кажется, от 2023 ничего хорошего не ждут.
Мы опять купили парные вещи под самопальный мерч, хотя не доделали предыдущий с гранью! На этот раз будет зима, и я смеялся, что мне, наверно, нужна банка червей в качестве рисунка. Забавно, что оба аспекта, которыми мы занимаемся по причине нахождения подходящего цвета, связаны именно со смертью, и мы к ним не близки. Интересно, что произойдёт раньше - готовый мерч или мой перевод настолки?

Посмотрел недавно Уэнздей. Учитывая мою любовь к семейке Аддамс мне не могло совсем не понравиться, но всё же штука довольно подростковая, а под конец они потеряли характер героини, напихали событий и странной мотивации. Да, там ещё с первой серии видно, как пытаются заставить думать одно, а потом - другое, расставляя акценты, но финальная версия при этом всё ещё кажется немного притянутой за уши. Однако эстетически мне понравилось - актрису выбрали хорошенькую. Ну и, как ни странно, мне в итоге зашла мистическая канва, потому как мне всегда подобное нравилось. Хочется ещё чего-нибудь подобного. Может, посмотреть таки Лемони Сникета? В своё время фильм я оценил.

У меня снова начинает болеть голова. Я бы свалил это на погоду, ведь с возрастом зачем-то вкачал у себя навык метеочувствительности, но по факту это вновь ноет шея. Ей не нравится никакой из вариантов сна, хотя глупо называть сном мои урывки, иногда меньше десятка минут, в которые я успеваю только лишь видеть сны, но никак не высыпаться. Мазь, таблетки и упражнения ненадолго облегчают состояние, но больше помогает превращаться в кофеин. Иногда, впрочем, это всё выливается в мигрень, и мне начинает ломить зубы. Кажется, как только появится дмс, я пойду их лечить вновь, если не сдамся раньше - у меня начинает болеть тройничный нерв там, где уже и без того нет зуба мудрости. Но это всё так привычно и неважно, что я обращаю внимание блёкло, мимоходом - как на погоду за окном.

«У каждого из нас есть воспоминание о времени, когда жизнь изменилась навсегда, хотя в тот момент мы этого не понимали. Возможно, у вселенной тоже есть такие воспоминания»

3
0
Пути

Забавно, как быстро я успеваю менять события в своей жизни, хотя она кажется мне медленной и статичной даже в моменты, когда я в эпицентре бури. Говорят, в самой сердцевине всегда штиль, и я в нём существую перманентно.
Я успел изменить решение о смене работы, в итоге пятого декабря мой первый рабочий день в компании, в которую я ездил на собеседование самой первой. Они перебили мой настрой выйти в банк шикарнейшим и внезапнейшим оффером, и часть недели я ломал голову над сценариями своего будущего, даже впервые не мог заснуть не потому, что страдаю расстройствами сна, а потому что в голове навязчиво роились мысли. В среду я открыл натуральный аукцион между своими потенциальными работодателями, и весь день торговался с ними и самим собой за условия и пожелания. Выиграл оффер с наибольшей суммой, и хотя где-то в глубине души я испытываю удовлетворение от преодоления рубежа в сотню тысяч, всё погребено под слоем апатии. Я совсем ничего не хочу делать, на текущей работе просто дожидаюсь конца, коллега иногда на меня злится по этому поводу. Разговор с начальницей был на удивление пустой и спокойный, она лишь спросила, когда я ухожу и куда, и на этом всё. Правда, у меня всё же есть повод обидеться немного, потому что часами ранее до нашего разговора она обещала выписать благодарность (деньги по ней - сущая мелочь, но приятная), но она не стала делать этого конкретно на меня, потому что я всё равно ухожу. Её речь о том, что мы очень хорошо работали этот год диссонирует с этим поступком так же, как вопрос коллеги ко мне, умею ли я вообще нервничать, заданный в момент, когда я действительно волновался - просто по мне совершенно не видно.

На неделе, чувствуя усталость и накатившее предпростудное состояние, я наконец-то спустя столько времени откупорил бутылку лимончелло и распил опунциевый чай с порцией алкоголя. Думаю, более оздоровительный эффект наступил от того, что я не задумываясь о дозировке закинул в себя большую горсть аскорбинки и запил это всё порошком, но вкус у смеси был интересный. Вообще так говорят, когда было не очень-то вкусно, но и не настолько плохо, чтобы назвать это именно плохим. Если задуматься, то "интересно" чаще всего звучит тогда, когда совсем и не интересно, просто странно, или не хочется забивать себе голову, как оно на самом деле. В любом случае чай оказался интересным, да.
Когда я ждал сеанса массажа в кафе за тарелкой рамена, то слушал россказни мужика за соседним столиком даже более заинтересованно, чем его женщина. Он затирал про свою работу, потом переключился на её, и мне особенно понравилась вот эта часть: "Всё было хорошо, но ты выбрала не того человека, чтобы передать ему дела. Юля хорошая, но она всё-таки Юля, нужно было иметь это в виду", и я даже прислал это коллеге, вместе посмеялись, потому имя нашей начальницы своего рода мем. Дальше - чудесатее, ибо мужчина засобирался, уговорил свою женщину подняться, и они переместились за столик к совсем молодой девочке-азиатке, где он решил сообщить, что та им обоим очень понравилась, и её приглашают на тройничок. Мы все недоумённо это наблюдали, но, к счастью, мужчина беззлобно и позитивно воспринял отказ, после чего наконец-то скрылся. Каждый думал о чём-то своём, но мне нравится быть свидетелем вот таких историй. Уж точно больше, чем становиться их участником.

Наблюдать за ценами в паре минут от великой и ужасной Чёрной пятницы - забава на любителя. Что-то действительно дешевеет, но по большему счёту смотришь, как поминутно цена взлетает, и предела ей нет. Тем не менее я осуществил план закупиться с лихвой, и курьер, возможно, будет ненавидеть меня за вес заказанного. Но что поделать, я сам тоже не горю желанием тащить это до своей квартиры, а уж куда это всё ставить - даже не представляю. Довольно странно пытаться назвать себя хозяйственным несмотря на кучу средств для дома, если я полноценно не убирался тут с момента переезда (а это было больше двух лет назад, и я всё ещё не разобрал вещи?), но мой приступ шопоголизма носил скорее характер бытового преступления, чем растраты бюджета на попытки завалить апатию радостью от тупых покупок. Честно говоря, я никогда не был к подобному склонен, но сейчас стараюсь напомнит себе, что приятные мелочи действительно делают жизнь приятнее и позволяют хотя бы различать между собой дни не только по сновидениям. Вот вчера у меня дома пахло эфирным маслом сосны, а сегодня - ели. Вчера кофе был с кленовым сиропом и мускатным орехом, а сегодня - мятный. Наевшись бытовыми закупками и парочкой капризов, чувство неудовлетворённости свернулось клубочком и уснуло. Вот бы и мне уснуть вместе с ним.

Мне снилась документальная передача о четырёх страшнейших болезнях человечества, и первые две я толком не помню, хотя последствия их всплывают в памяти ужасными увечьями, кровавыми фонтанами и актами каннибализма, третью ласково назвали Агатой - она приводила к мышечной атрофии, параличу и будто бы окаменению, а смесь из лопнувших сосудов и пролежней похожа на красивые вкрапления в жеодах, хотя на самом деле название является аббревиатурой. Четвёртую болезнь зовут Саша - систематический апофеоз широкораспространённого абьюза. При этой болезни с человеком всё вроде бы в порядке, но он не может любить, искренне испытывать чувство симпатии, проявлять заботу - говорят, многие даже не знают, что являются носителями данного заболевания вирусного характера. В основном оно распространяется в неблагополучных странах и местах, где проживают социально незащищённые слои населения, или же в отдельных резервациях, куда как в лепрозории свозили потенциально больных. Лекарства не существует, и в конечном итоге наилучшим выходом по предотвращению вспышек заболевания является массовое сжигание людей в заражённых городах. В конце фильма слышно, как диктор улыбается, говоря, что совершить подобное могли только другие больные люди.
Мне снятся сны во сне. Я вижу сугроб под сосной у железной дороги, шляпку подберёзовика, едва пробившуюся сквозь снег, и разрываю место вокруг руками, натыкаясь на мёртвый мох. Позже, когда я еду на поезде и выхожу подышать воздухом на станции, я вижу это же место из сна, повторяю свои действия, и говорю очередному нереальному знакомому, что видел это во сне. Ну, что же, в этом определённо есть доля правды. Ещё мне снятся путешествия, я каждый раз просыпаюсь в новом месте - там всегда светло и тепло, многие люди вокруг устали, но доброжелательны, и много где море грозится поглотить городок, накатывая на берег удивительно тёмными волнами. У снов нет связи и контекста, просто набор пробуждений, в которые не странно сказать "с добрым утром". Моё настоящее утро серое и холодное - холод обнимает за голые плечи, потому что я при любой возможности распахиваю окна и напускаю мороз, кошка смотрит на редких птиц за плотной шторой, шея вновь жалуется, что я неудобно её устроил. Только один день боль расползается диковинными лозами из затылка, и это даже кажется правильным - слишком странно и непривычно, что голова так редко болит.

У меня дома так много сладкого, что в пору шутить, что я попытаюсь сделать максимально сложными попытки вытолкнуть меня с новой работы через дверной проём. При всей любви к сладостям (а я могу совершенно незаметно разом съесть кило конфет), я удивительно флегматично на него реагирую, когда оно есть. Вроде как вот оно - бери, сколько хочешь, а мне снова приходится силой напоминать себе, что я оператор живого организма, который нужно кормить чем-то помимо кофе. Хотя вот купленная в порыве любопытства минога меня заинтересовала, но прежде всего тем, зачем так убойно было её мариновать после обжарки в кляре. Говорят, сами по себе они вкусные, но, кажется, если замариновать настолько же сильно кожаные ботинки, то они тоже будут вполне ничего.
Я совсем неприлично долго лежу в фиолетовой солёной воде. Эфирное масло ели не пахнет самой елью, скорее чем-то просто чуть выбивающим дух, но мне нравится - сеанс приёма ванной превращается ещё и в ингаляцию. Я не вылезаю из периодически остывающей воды почти четыре часа, через которые наконец-то действительно чувствую, что не чувствую уже ничего.

Воды Леса холодны и глубоки, но не бывают прозрачны. Одно затверженное наизусть воспоминание не в силах привести меня в Лес. Здесь нужны эмоции. Я отправляюсь в другие сны.

4
1
Пегая маска

В пятницу в восемь вечера я получил оффер, после чего сразу написал заявление на увольнение. В понедельник будет тяжёлый день, в который предстоит договориться и с компанией, куда я ухожу, насчёт даты (они выслали документ с опозданием, и срок выхода наложился на срок отработки), и со своим работодателем, но главное - с банком, где я работаю фактически. Менеджер сказала, что сама им сообщит о моём решении, и это слегка абсурдно - вот мы будем сидеть все вместе в офисе, раздастся звонок, моё начальство пообщается и возмутится, что я не сообщил о своём уходе. А потом будут странные две недели передачи дел и попыток сделать всё то, что я не смог или не захотел за два года, ну и сверху ещё чего-нибудь накинут. В прошлый раз я увольнялся в приступе депрессняка, не имея планов, и застрял дома на полгода без работы, и тот вариант как-то проще. Возможно, я сотню раз пожалею о своём решении, буду умирать в пути на работу, выть, зачем я в это влез, но надеюсь, что всё к лучшему. Своё нынешнее место работы я ненавидел полгода, когда не мог разобраться в делах и неизведанной доселе сфере, ещё полгода просто его не любил, а сейчас там тихо и спокойно несмотря на то, что во время мобилизации я мечтал чтобы всё сгорело в синем пламени, а сейчас жечь офис приехали аудиторы. Иногда думаю - ну и зачем я увольняюсь? Конечно, я знаю причины, и я сообщал их коллеге, но она всё равно не понимает. Мы, кстати, оба искали работу, но она спасовала, закрыла резюме и решила сидеть в банке до победного конца. Я же решил брать ноги в руки, пока есть, куда бежать. Наш корабль тонет, и я далеко не его капитан.

На прошлой неделе погостил у контроверсии. Первым делом мы, после прогулки с кофе и какао, взялись за прохождение The Past Within. Не засекал, сколько у нас ушло по факту, но в районе двух часов. Довольно интересная вещь, вызывает много вопросов про дядюшку Альберта сюжетно, и на удивление приятно и интересно играется в эдаком кооперативе. Мы даже исхитрились сыграть при использовании только моей лицензионной копии, а затупили внутри игры только в одном моменте. Головоломки там проще, чем в других играх серии Rusty Lake, и это оправдано - их необходимо объяснять товарищу. Мы честно играли не глядя друг другу в экран (до момента, где конкретно зависли - тогда махнулись на осмотреться), находясь в диалоге, и так веселее. Я играл за прошлое в режиме пчелы, хочу теперь с кем-нибудь побыть в будущем с бабочкой, ну или отчаюсь и попрохожу с напарником в виде ютуба, который будет показывать мне варианты решения головоломок - в некоторых нужно диктовать конкретные в зависимости от того, что выпало второму игроку. Синхронизация вообще не нужна, главное в начале выбрать разные времена, но один режим, так что играть можно пираткой, лицензией, с компьютера или с тапочка - лишь бы была сама игра. Позже, впрочем, мы полезли смотреть вводные в Библиотеке Руин и Чёрной книге, сравнивая такие разные карточные игры, а потом... Мы открыли врата в ад, установив Симс 4. Мне кажется, мы перебудили всех соседей в четвёртом часу, заливаясь хохотом, когда наша девушка по имени Густав со смешной походкой чем-то восхищалась истинно мужским голосом. На этом мы торжественно легли, как ложатся обычно на удачных анекдотах маршрутки, потом ещё часок проговорили про фанфикшен, и утро пришло ко мне в половине второго. Пожарили яичницу и до вечера потерялись в Симсе, где создали уже семейку, назвав её по мотивам недавно посмотренного спектакля, и кое-как выполз из гостей я к семи. Мне всё ещё больше нравится Симс 3, потому что открытый мир и коллекционирование, но в четвёртом есть интересная система именно в части эмоций. Честно говоря, я вообще питаю слабость к подобным симуляторам, в которых можно развивать и коллекционировать.

Всё-таки дошёл со своей спиной до массажа. Примерно так, как я и думал - и не больно, и не приятно, но мышцам чуть лучше. Я никогда не получал кайф от подобных взаимодействий и, наверно, я вообще по большему счёту недолюбливаю физический контакт, хоть и не могу сказать, что мне неприятно его ощущать. Многие мои знакомые о массаже мечтают, а я соглашаюсь на него как на рутину, которую от отчаяния одобрила страховая. Мышцы всё ещё отказываются расслабляться, следуя за вечно напряжённым мозгом, который не умеет отдыхать. Самое неудобное в сеансах - время, вынуждающее меня чем-нибудь заниматься после работы, когда я хочу не заниматься ничем вовсе. В один вечер, правда, встретился с той давней знакомой, что перебралась в Москву, сходили с ней в Депо за тайской кухней, где я понял, что не чувствую остроты в карри, а она - что даже пад-тай для неё острый. Она привезла мне подарок - диск, который когда-то с огромным трудом достала для меня по дикой цепочке аж в Норвегии, и это, наверно, самое вещественное признание в любви, которое у меня имеется на полке памятных вещей. Тогда я знал, что Кристоффер Йонер, фильмы с которым мне нравятся в оригинале особенно сильно из-за его мягкого голоса, пел в группе Single Satellites, но найти в интернете даже одну песню нереально. А потом у меня появились все разом благодаря этому диску. История в духе тех, что я так люблю.

На новогодние праздники ко мне приедет моя подруга студенческих времён. Теперь, когда мы живём в разных городах, она приезжает ко мне раз в год либо при совпадении у нас отпуска, либо в праздники. Мы переписываемся почти каждый день все эти годы, и я обещаю купить к её приезду бутылку джина, а она заверяет меня, что не нужно встречать её в восьмом часу утра на вокзале, потому что ей ещё хочется жить - то, насколько злобным я поднимаюсь из-за бессонницы рано утром, давно стало своеобразным мемом в нашем общении. И я очень благодарен ей, что она приезжает не на все праздники, а до шестого - я попросил её дать мне время отоспаться и посидеть в одиночестве, потому что наверняка словлю стресс от смены работы, и мне физически понадобится перезагрузиться перед ней в тишине. Любовь - это когда друзья относятся к подобному с понимаем и уважением. От этого мне ещё радостнее будет увидеться вновь и опять гулять по городу или тупить перед экраном вместе, как в старые добрые времена.
Вообще я сейчас в стадии маниакального просмотра каталогов в поисках того, что нужно или хочется купить, и мысленно я уже распрощался с солидной суммой. Мозг теперь ищет в этом не лёгкое и быстрое удовольствие, а улучшение качества жизни. Я же невесело шучу, что делю шкуру неубитого на работе медведя. Есть покупки не слишком ненужные (двадцать метров гирлянды взамен сломавшейся?), есть даже слишком хозяйственные (кило лимонной кислоты? каустическая сода?), а ещё я пополнил запасы медикаментов. Столкнулся с тем, что на порошках от простуды не всегда явно указывают присутствие сахара, и если бы я не знал о том, что он везде есть, то брал бы первый попавшийся, но так как я выбирал не себе, а матушке, мне пришлось списаться с фармацевтами и уточнить, что вообще можно употребить при диабете. Конечно, принять парацетамол и аскорбинку дешевле, но прелесть этих порошков в том, что выпил и не задумываешься о дозировке, сочетании и всём таком. А ещё я всё-таки обожаю названия красителей в них. Так вот, если вам интересно, из всего многообразия в той аптеке нашлось только две марки, в которых не было сахара - фервекс и дуоколд.
Что я совершенно не собираюсь делать, так это ставить ёлку или её веточки и наряжать квартиру. Для иллюзии праздника у меня эфирное масло сосны и мандаринов, гирлянды я вообще не снимаю, так что их остаётся просто включить. Никогда не гнался за ощущением чуда, да и оставило оно меня вместе с верой в Деда Мороза, а заниматься украшением мне и лень, и несподручно - кошка норовит пожрать и опрокинуть даже то, что приколочено или усыпано иглами. Просто обмотаюсь в новогоднюю ночь гирляндой и прикинусь елью. Прошлую, кстати, я так и угробил: мы гуляли по улице и попали под ледяной дождь, и если мои куртка и волосы под коркой намерзшего льда выжили, то гирлянда - нет.

Во сне по городу разбросана сотня разноцветных антистресс-мячиков, которые пинает блондин: его задирают в старших классах, но он думает о том, что на разбросанных для него мячиках лучше писать заметки, и давит один ботинком. Он не выглядит слабым или расстроенным и, завидев обидчика, сам себе поясняет, что все эти мячики - жалкая попытка его успокоить. Он бросается на другого парня быстрее, чем это вообще возможно, и я слышу хруст заломленной под неестественным углом руки, и как он, не давая подняться плачущему от боли, ботинком пытается раздробить кость в ноге, к концу просто на жертве прыгая. Его мысли, которые я слышу, все ещё спокойны и даже бесцветны, и он говорит, что никакой антистресс не работает лучше насилия.
Другой сон начинается с того, что закадровый голос читает новостную хронику, остановившись на скандальном деле спортсмена, систематически употреблявшего запрещённый препарат. Он занимался бегом, и всё началось с того, что ему стали велики его кроссовки - нога уменьшилась на несколько размеров, и во время забега спортсмен вылетел из обуви, споткнувшись о камень, а в кроссовке остался его большой палец правой ноги. В статье, что выходит пару недель спустя, фото окровавленного песка на пляже с комментарием, что остаток плоти в отпечатке - 50%, и что спортсмен потерял в песке большую часть верхней губы и слой кожи площадью более 40% тела. В сюжете для новостей из его пальца пытаются взять кровь, но капля втягивается обратно, а потом палец остаётся в руках медсестры, и она падает вместе с ним в обморок, а мизинец сам опадает ей на плечо. На больничной подушке, когда спортсмен переворачивается, остаются ухо и нижняя губа. Закадровый голос, освещающий эту хронику, сообщает, что отмена препарата не помогла, так как он имеет накопительный эффект, и на данный момент тело спортсмена ещё не разлагается, но расслаивается и рассыхается, а накопившийся в сосудах препарат действует как адсорбент для крови, поэтому она почти не течёт. Я просыпаюсь в смешанных чувствах и с досадой встаю провериться и взять бутылку воды, которую вечером забыл притащить к постели, в то время как перед открытыми глазами ещё вижу фрагменты сна. Позже мне будет сниться небольшая мрачная кофейня на берегу реки, как дети на спор в третий раз топят своего друга в залитом водою бункере, но он воскресает из мёртвых, и милые новогодние гирлянды на дверях старой больницы, в которой прибита гвоздём газетная статья про спортсмена из первого сна, именно та, которую читал голос.
Во сне яблоки на побитых морозом ветвях истекают мазутом, что тяжёлыми каплями падает на траву. Место кажется знакомым, но обезображенным временем - некогда зелёная трава на холмах превратилась в вялые клочья, испачканные чёрным и красным, от системы полива расползаются ржавые пятна, на кованом заборе острыми кольями топорщится чёрная краска, и вокруг ни души. Закадровый голос рассказывает мне свои сказки про женщину без тела, больше всего жалеющую о том, что не может из-за этого сидеть в кресле-качалке, про упавшую с неба звезду, что превратилась в пыль, которой не дают упокоиться на мебели, и про сами яблоки, на самом деле истекающие горечью, потому что им не предназначен тот, кто их съест и отравится.
Снился и цикл перерождений, где они и те же души застряли в петле, заставляющей начинать всё заново. Жизни, впрочем, между собой не похожи, как и те, кто застрял на этой карусели - не все из них даже были людьми. В одной истории я просто иду с друзьями к колесу обозрения, в другой - наблюдаю со стороны убийство инвалида в бассейне группой озлобленных подростков и смотрю, как пытается сбежать от них тот, кто за инвалидом присматривал, и как он уговаривает сделать полицию хоть что-нибудь, добравшись до участка, но подростки врываются туда, и оружия у них больше, чем у двух полицейских, так что всё обрывается перезвоном пуль и рекой крови. Ещё в одном цикле я смотрю с давней подругой фильм, мы спорим о вкусах мороженого, а за окном шестеро душ сражаются за два последних свободных тела, мотая их как тряпичных кукол в потоках энергии, и никто не может выиграть в этом конкурсе "займи стульчик", потому что когда тела удаётся отвоевать, они просто не выдерживают напора и остаются пустыми трупами. В больнице же сидит машинист и ждёт корм для своего поезда-мясорубки, способного вывезти страждущих из этого цикла, где все стартуют в случайных точках с воспоминаниями о том, что было не так в прошлый раз. И хотя он никогда не был человеком, ему не по себе, когда другой демон, заключённый в человеческое тело, приводит группу радостных детсадовцев, что, держать за руки и похожие на очаровательных цыпляток, сначала радостно, а потом растерянно и даже испуганно падают в воронку мясорубки, превращаясь в фарш. Двигатель гудит, но этого недостаточно, и всё начинается снова. Я сижу на пороге вокзала со стаканчиком кофе, наблюдая, как призраки вновь не могут поделить тело, и даже не оглядываясь на пути могу сказать, что они скользкие от крови, и подходящий поезд сойдёт с рельс. Всех ждёт новый круг, но мне-то проще - я всего лишь просыпаюсь.

Глубоко в лесу, куда не проникнуть луне, ветви деревьев сплетались плотно, словно пряжа в мотке или любовники в объятиях. Луна могла обернуться муравьём, птицей или своей сестрой, но лес всё равно не впускал её, как бы нежна она ни была. Однажды мы пришли с ножницами и обрезали ветви, и тогда прелая листва у корней увидела луну и кровь.

4
2
Железные формы

Серость за окном не может пробиться сквозь плотную бордовую штору. У меня отпуск, я пытаюсь дать себе заслуженный отдых, но мозг бесконечно перебирает всякие варианты незавершённых дел, пытается выбрать новую работу и утверждает, что я устал от любого занятия - не выходит даже пялиться в стену, уходя в какой-нибудь воображаемый мир. Отпуск совершенно не ощущается таковым, когда постоянно нужно куда-то идти, везде успевать и так далее. А вставать по будильнику почти в девять, пускай даже всего пару дней - это преступление.
Половину недели я промотался по собеседованиям, в том числе онлайн, и не получил ни одного отказа в очном туре. Мне пора бы сообщить своему менеджеру, что я в поисках работы, и мой потенциальный работодатель мечтает с ней поскорее поговорить, но я просто не хочу звонить ей из отпуска, окончательно загружаясь всеми этими взрослыми штучками с примесью деловой этики, а ещё я так и не выбрал, куда именно хочу. В голове смешались все предложения, пускай я их даже начал конспектировать для понимания, параллельно приходят приглашения туда, куда я даже не собирался писать или звонить, и оно всё кажется настолько утомительным, что я мрачно подумываю, а зачем вообще в это полез - мне что, не сиделось спокойно? Почему, если в ноябре не происходит какая-то дичь, то я сам порываюсь её себе создать? Сейчас это всё кажется абстрактным сумбуром, и мне даже смешно от того, сколько у меня вариантов. Возможно, я произвожу впечатление слишком спокойного и уверенного в себе человека, и людям кажется, что я что-то знаю и с чем-то справляюсь, а не пускаю всё на самотёк.

На третий, четвёртый и последующий разы даже острая лапша кажется тупее кома бессвязных мыслей в голове. Так вот, я ел острую лапшу и смотрел Гравити Фолз по второму кругу, только теперь на английском, и толком не ощущал никакой остроты, хотя в первый раз меня неплохо пробрало от долгого отсутствия настолько зажигательных блюд в рационе. Мозг отчаянно пытается выжать удовольствие из знакомых вещей, которые должны хорошо на него действовать. Мысль отказывается ложиться упорядоченно, и пускай мне очень хочется взяться за творчество, я могу разве что залипнуть в пустой лист, и то он превращается в список дел.
Я оброс кучей диагнозов, боль от шеи доползла аж до бедра, и я лежу на иголках (ощущая себя приколотой к подложке бабочкой), делаю упражнения, от которых разве что искры из глаз не летят, и жду свои сеансы массажа в жутко неудобное, но единственное доступное время. Таблетки мне что мёртвому припарка, и предложения обезболить меня плавно вошли в назначения поставить парочку блокад или хотя бы обклеиться лидокаиновыми пластырями от шеи до копчика. Мне надо бы пойти в бассейн, а я даже не могу придумать, в какое время мне это успевать с ненормированным графиком, непредсказуемыми собеседованиями и выходными, в которые хочется разве что смотреть в потолок, потому что даже хотеть немножечко сдохнуть нет ни желания, ни какого-то стимула.

В одном из снов были похороны, на которых все вместо траурного чёрного в золотых и бежевых одеждах едят сублимированные креветки по десять штук в крошечной капсуле из банки с витаминами. Это похороны моего деда, на которые я прихожу с пар в университете, и всюду знакомые-незнакомые лица, и во сне большую часть времени так светло и уютно. Вечером в осеннем тёмном небе вместо звёзд сияют кленовые листья.
Снилось, что я выискиваю взглядом в безликой толпе определённых людей из воспоминаний, зная, что их там нет, и ловя разочаровывающую мысль, что я их уже и не помню. У меня есть только воспоминания о воспоминаниях.
Ещё снилось, как все люди под моим взглядом медленно умирают. Я стараюсь смотреть на них вскользь, особенно на тех, кто мне дорог, но мне так хочется их увидеть, потому что я забываю, как они выглядят, не могу ловить выражения глаз, не рискую даже искать взглядом тени улыбок. Время под моим взглядом слишком стремительно, и единственная возможность никак не нарушать ход вещей - попросту на них не смотреть. Я гуляю в одиночестве в абсолютно тёмном саду, где растёт много мелких и совершенно точно не существующих красных ягод, трогаю пальцами виноградно-кленовые лозы, и позднее лето обращается началом зимы.

В день народного единства с моей семьёй и контроверсией ходили в театр на "Семейку лёгкого поведения". На самом деле спектакль лучше, чем можно подумать из названия, и он в какой-то степени добрый, хоть и по-весёлому пошленький. В состоятельной французской семье отец и сын собираются в один день жениться на своих избранницах (что не мешает им обоим спать с горничной-гувернанткой), ибо наконец-то пропавшую 25 лет назад жену и мать признали умершей. Но в тот роковой день приезжает в гости американский полковник Фрэнк, и оказывается, что он как никто другой близко знает пропавшую женщину... Это лёгкая комедия положений, в которой повороты резкие и местами предсказуемые, но тем и смешные. А ещё спектакль довольно свободолюбив в плане нравов героев, и я говорю не об изменах всех со всеми, а об основной детали, вокруг которой и строится происходящий фарс. Кроме того, мне нравится выбор актёров - знакомые всё лица из 6 кадров, папиных дочек и иже с ними. Было весело, рад, что сходили. Надо половить билеты в театр в чёрную пятницу - может, будет что интересное.
Вчера увиделся с очень давней знакомой, встречи с которой временами даже избегал, но так замотался, что мне было уже всё равно, и я легко согласился после раунда собеседований приехать в центр чтобы выпить кофейку. Мы хорошо посидели, немного побродили по городу, договорились встретиться как-нибудь ещё - я не против. Во взрослом возрасте друзья, приятели и даже просто хорошие знакомые на вес золота, и мне надо быть поддерживать с ними отношения, но я смотрю на них, в воображении верчу в руках эту неведомую мне штуку с надписью "адекватные социальные взаимодействия" и ума не приложу, как с ней обращаться в самом-то деле.

Ноги большую часть времени были стёрты даже не в мясо, а в самый настоящий фарш, и я хромаю даже босиком по квартире, радуясь, что какое-то время могу не ходить дальше кухни, где меня ждёт кофемашина. Намедни впервые столкнулся с тем, что ей не нравится кофе, и было немного обидно, ведь я действительно люблю азиатские вариации, но помол, с виду не мельче обычно мною используемого, оказывается непригодным для рожка. Вьетнамский кофе, очень вкусный и ароматный, торжественно отдан матушке, потому что у меня дома не водится ни турки, ни фина, чтобы употребить его как-то ещё. В конце концов это в матушку я такой любитель кофе: она начинает своё утро минимум одной чашкой и всегда добавляет туда лимон. Я же люблю с молоком и чем-то сладким, потому что голый вкус кофе не приносит мне удовольствия за очень редким исключением.

Тем временем, пока я зашиваюсь и пытаюсь убедить себя, что я не, вышла The Past Within от Rusty Lake. Это кооператив, рассчитанный на двоих, и весьма забавно, что история про самого одинокого и непонятого другими персонажа требует наличия друга. Хочу таки сыграть в неё за время отпуска, опробовав обе перспективы, да и просто насладиться атмосферой. Самое то для ноября. Когда-то я считал этот месяц самым мрачным и депрессивным, потому что в него моё тогда ещё юное сердце облилось кровью от неудачи в любви, а потом стало как-то без разницы. Впрочем, в этом году я невольно вспомнил, что месяц этот давит свинцовым небом и норовит раскатать по серым асфальтовым дорожкам, стоит хоть немного дать слабину. Только теперь я сам создаю себе проблемы, а не жду, пока мне принесут их на блюде с голубой каемочкой.

Бьедде сказал: «Кровь восстанавливается. Время — нет». Бьедде знал, о чём говорил.

6
0
Девять цветов намечены

Такое непривычное ощущение, когда медленно просыпаешься, понимая, что для субботнего утра ещё чертовски рано, но чувствуешь себя... Не выспавшимся, конечно, но отдохнувшим. Я даже не помню, когда в последний раз находил в себе столько энергии и умиротворения, чтобы через пару часов не вернуться к мысли, что мои расстройства сна - источник всех остальных расстройств.
Кофе этим утром кажется особенно вкусным и уютным. За окном во всю идёт дождь, а из огромной чашки пахнет апельсиновой цедрой, мускатным орехом и кленовым сиропом с ореховой ноткой. Для полноты картины у меня есть неприлично вкусная "коровка", мягкая и тягучая.

Во вторник я спонтанно обновил резюме на hh и начал ковровую бомбардировку откликами на вакансии. Банк, где я сижу, близится к своему закрытию, тогда как моя начальница близится к родам и отказывается покидать работу отпуска ради, хотя является оружием массового психологического поражения. Моя коллега постоянно злится из-за неё, я смотрю на это сквозь пальцы, но всё-таки начал поиски нового офиса. К пятнице я накидал 47 откликов, получил 6 звонков потенциальных работодателей, посетил одно собеседование, ещё одно провёл онлайн, на следующей неделе у меня ещё два и, вероятно, будет больше. У меня никогда не было тиндера, но, думаю, просмотр hh чем-то схож - то придирчиво выбираешь и отсекаешь за одно "не то" слово, то без разбору принимаешь всё, планируя разобраться уже на стадии взаимности выбора. В любом случае я желаю себе удачи на этом поприще, и несмотря на то, что менять работу всё же волнительно, думаю, я готов уволиться. А по собеседованиям ходить мне и вовсе нравится, потому как я не забываю от нервов кто я и зачем пришёл, спокойно со всеми общаюсь и при поисках работы самая настоящая душка. И вообще дар красноречия у меня сильнее синдрома самозванца.

Я ем такое количество таблеток, что в принципе могу игнорировать какой-нибудь приём пищи, если бы и так этого не делал. Не сказать, что мои мышцы осознают, что их что-то там лечит, но по крайней мере чувствую я себя и правда лучше. В рамках обселодвания страховая согласовала мне даже ношение холтера и смад, так что сутки я ходил увитый проводами похлеще террориста-смертника, и сквозь кофту даже угрожающе мигал красным датчик. Спать с этим всем вестимо неудобно, и я бы расстроился, если бы и так не прводил ночи по большей части наполовину бодрствуя. В среднем мой пульс и правда оказался чаще, чем у среднестатистического человека - около 98 ударов в минуту. Я этого совсем не замечаю, и для чистоты эксперимента я записывал во сколько пью кофе, но вестимо никакой реакции на кофеин не последовало. Никаких остановок сердца, никакой аномальной тахикардии или реакции на кофеин, даже в заключении написано, что измерения произведены в спокойном состоянии в ночное время, что отметает какую-нибудь тревожность от бесплодных попыток уснуть. Скучно. По итогам мне нарисовали небольшую сердечную недостаточность и аритмию, но я пока не узнавал чем это чревато и чревато ли. Зато у меня внезапно никакого дефицита витаминов несмотря на то, что я питаюсь всякой хернёй и периодически вообще забываю поесть.

Снилось, что газоны поливают кровью, а за забором, на котором я сижу, начинается пустыня с постройками в центре. Это, вероятно, другая сторона города, в котором на окраине у песка стоит больница, ибо вид на замок в песке тот же, но с другого ракурса. В остальном, впрочем, сон кажется достаточно обыденной рутиной с палящим солнцем, старыми знакомыми, чайным домиком (и да, там пахнет личи), уютными разговорами. Лично меня при этом не смущает люстра из отрубленных рук, держащих в скрюченных пальцах лампочки.
В самой первой части сна сидят молодые мужчина и женщина в этих старых креслах, и чем больше писем они читают и бросают в камин, тем старее становятся, и обстановка ветшает вместе с ними. Чуть позже в комнату ворвутся ловцы воспоминаний, но тела рассыплются в прах, как только откроется дверь, и огонь в камине обернётся остывшими углями. И так во многих зданиях: люди избавляются от памяти, проживая жизнь в ускоренной перемотке, пока их не настигнут ловцы, и окраины города омертвели. Когда мне снюсь я сам, то я спорю с продавщицей касательно того, что она не может продать мне две баночки по 200 грамм, потому что из них она набирает всё в большую, а обратно - нельзя. Краем сознания я думаю, что вообще-то сыр с мятой мне покажется довольно невкусным, в то время как другая мысль обращена к запертой подсобке, откуда вырывается облачко дыма, похожее на споры дождевика, но я-то знаю, что это прах. Написание жалобы интересует меня больше. Впрочем, сон сменятся - вот я уже в аэропорту хожу меж разных магазинов, чётко осознавая, что мы здесь заперты вместе с такими же пассажирами, но уже никуда не улетим, потому что надвигающаяся взрывная волна скоро разворотит самолёты, но само здание, быть может, ещё устоит, и в его глубинах можно укрыться. Вся эта напряжённая атмосфера не слишком сочетается с дорогими магазинчиками в зоне вылета, которые не начали грабить только потому, что никому уже не нужно их содержимое. Прежде чем проснутся я чувствую лёгкую встряску и тепло - в реальности Дэви плашмя упала мне на грудь и попыталась уснуть.

Матушка предложила сходить в театр, нашла билеты со скидкой. Я нахожу чертовски милым то, что она спросила, не хочет ли к нам присоединиться контроверсия. Вообще для моей семьи это абсолютная норма, когда куда-то приглашают друзей, и я знаю интересы друзей матушки, а она - моих, потому что мы много общаемся, но я настолько часто вижу чрезвычайно прохладные отношения с родителями, что безумно ценю крупицы искренней внимательности. Меня любят, слушают и принимают таким, какой я есть, вместе с людьми, которых я считаю близкими. Это ли не прекрасно?
Контроверсия, кстати, заезжала на этой неделе в гости, и мы ели роллы и чумились с нейросеткой. Кто бы мог подумать, что мы захотим убить вечер на генерацию... нотариусов. Серьёзно, мы пропали как только я предложил вбить этот запрос, а до кучи налоги (их нейросеть видит цветками). Дальше только калейдоскоп картинок и гомерический хохот.

Я досмотрел Гравити Фолз, словил себе очередной приступ теперь-это-моя-идея-фикс и купил себе игрушечного Билла, какое-то время всерьёз предполагая после шутливых разговоров повесить его в наручниках над диваном аккурат на фоне оккультной растяжки. Если так подумать, мои увлечения всегда обретают немного пущающие черты, но мне нравится. Я себе вообще многое позволяю, хотя сейчас пытаюсь заставить себя перестать тратить деньги, войдя во вкус. Конечно, покупка моти и острой лапши не способна проесть дыру в моём бюджете, но только потому, что бюджета уже и не остаётся. Гора таблеток стоит не копейки, как и некоторые другие расходники, а ещё мне хочется вкусной еды, потому что это один из моих немногих капризов. Жить аскетично, не тратя денег вовсе, я умею, только какой в этой жизни смысл? Я не хотел бы лишать себя желаний, которых у меня и так кошка наплакала.
Не знаю, что сложнее - перестать игнорировать существование зонта или понять, зачем я вообще его завёл, если продолжаю ходить под дождём даже не застегнув куртку. Впрочем, может, осенние ливни научат меня пользоваться этой неведомой мне доселе штукой.

В прошлые выходные я ездил в лес. В такую погоду он особенно мрачный и серый, и даже мне первое время было в нём зябко, я обнимал себя руками в попытках согреться в сырости. Тепло пришло быстро, грибов было не много, и по большей части я просто фотографировал, потому что люблю это дело. Для готовки, конечно, тоже набрал, и с удовольствием нажарил белых и подберёзовиков, не поленившись у последних отковырять невкусную губку от шляпок, ведь зачем страдать, если можно не страдать? Когда сам себе готовишь, то обретаешь полную власть над блюдом, и никто не покрошит тебе в картошку с грибами лук, который ты в этом виде терпеть не можешь, даже если он "мелкий и ты не заметишь".
С грибами у меня связаны исключительно хорошие воспоминания о том, как дед несёт меня мелкого по лесу на плечах, а там красивые сыроежки и подосиновики. Или как я нарезаю с ножом по ведьминым кругам фиолетовых рядовок, будучи старше. В конце концов я просто люблю смотреть на мухоморы, потому что в детстве мечтал увидеть их яркими как на картинках, но долгое время не встречал. Внутренний ребёнок не устаёт радоваться им даже годы спустя.

Почти готово. На коньке крыши надо мной сгрудились голуби. Закат ожидает, затаив дыхание.
Картина — не дверь. Эти Часы ушли. Даже их эхо стихло. Но я поминаю их. Тот, у которого нельзя уже ничего взять, тот, кого нельзя обмануть, кто зовёт всех мёртвых по именам — тот, кого работа может удовлетворить.

8
0
Цвета горизонта

По утрам город исчезает в тумане, и даже солнце едва различимо. Надо бы прихватить как-нибудь с собой солнечный камень да поводить им по небосводу (несмотря на то, что я и так знаю, куда спряталось светило) и проверить воочию, работает ли эта легенда, рассказанная на парах геологии. Но утром я слишком уставший и вечно опаздывающий, чтобы о чём-то думать. Так, ловлю красивый момент на бегу.

Невролог, которая почти безуспешно пытается разжать таблетками мои напряжённые мышцы, сжалилась над моим недосыпом и вдобавок выписала транквилизатор. Первую ночь я даже уснул, но эффект именно этих таблеток ушёл самым первым, и от повышения дозы я сплю даже хуже. Правда все прошлые выходные я валялся дома слегка разбитый от коктейля таблеток и праздной лени, а может я всё-таки болел не просто сезонной простудой, а вполне себе короной, и словил последствия. Пользуясь страховкой я сдался на милость медиков, и мне даже выписали поносить холтер, потому что моё сердце аритмично стучит о своём. С сомнологом страховая меня отшила, а слушая про эффект транквилизатора невролог только тяжело вздохнула, сказав, что можно поднять дозу до трёх таблеток за раз, но мне это всё равно не поможет. Я не сплю просто так почти с самого детства, зато вижу и помню все-все сны, что выматывает меня окончательно.

Мне снилось, что кукуруза сошла с ума, предварительно обретя сознание, и захватывала мир, превращая неугодных людей в консервы. В том же сне, будто ему не хватало безумия, вышла новая серия Южного парка про готов, заодно и её посмотрел (мозгу удалось лучше, чем создателям), и после сей паузы был бесконечный коммунальный поезд, похожий на старую хрущёвку, в котором люди пытались уехать от участи быть превращёнными в консервы всё более злой и смешанной между собою массой кукурузных зёрен, отлепляющихся от початков чтобы стать кукурузным чёрным морем. Я бы назвал это достаточно хитрой и сатиричной аллюзией на происходящее, но виновато ещё и то, что я сплю по паре часов, и постепенно мысли становятся густыми и странными.
Снился конец света с ядерными грибами за окном. Я лежал на полу лоджии в обнимку с девушкой, которую смутно припоминаю из школьных лет, и мы смотрели прямую трансляцию запуска какой-то научной штуки со множеством подводных механизмов, способных запускать к орбите зонды и другие приборы для наблюдений, как в окне показалась бордовая вспышка. Я слышал звук за окном сквозь сон, на секунду осознав, что взрыв во сне - попытка мозга объяснить спецэффекты снаружи, но это быстро забылось. Мы недолго поспорили о том, взрыв ли это на самом деле, и когда я выпутался из объятий вдалеке виднелись распадавшиеся во тьме и дыму грибы от взрывов, какие обычно бывают на фотографиях. При этом вблизи - россыпь звёзд в чернильно-синем небе, и я приоткрываю окно, думая о том, что все равно ничего не могу сделать, кроме как запомнить мир таким.
В другом сне рынок-ярмарка на окраине родного города, все такое светлое и уютное, как в далеком детстве, из которого взяты пейзажи при поездке на дачу и трамвайные пути. На ярмарке много вещей со змеями, и иногда кажется, что рисунки переливаются, извиваются, ползают и сплетаются, кочуя с вещи на вещь. В этот день в городе праздник, и я решаю посмотреть какие-либо ещё площадки, у меня есть карта с ними. Сон такой тёплый, там приятный ветерок на улицах, мало людей, я чувствую почти физически их благодушие, но стоит зайти в помещение, как видны разные флаги, военная тематика, а увешанные наградами люди вещают, что убивать просто так - это хорошо и правильно, и добро нужно нести только пулей в голову. Я быстро покидаю это место, и город снова выглядит замечательно. На другой улице целый ряд кафе, вкусно пахнет кофе, кто-то покупает яблоки в карамели и каштаны, а я опять прилипаю к витрине с потрясающе прорисованными булочками и пирожными. Я даже чувствую вкус ромовой бабы, которую запиваю кофе. Вечереет, постепенно горизонт становится розовым, и по мере угасания света затухает сон. Когда я просыпаюсь, то снова слышу шум за окном даже сквозь беруши. Проверять, что это, не хочется, да и все равно я бы не узнал. Сны продолжают отключать задолго до будильника.

У меня в шкафу появился самый настоящий геологический музей, осталось только бирочки сделать и какое-нибудь освещение. Мне нравится разглядывать все эти минералы. Они просто красивые. С растениями всё не так хорошо, как с камнями, и я думаю, как бы реанимировать один из гранатов и все бананы. Зато в горшке с мелиссой внезапно взошли семена-самосевки, и зелени станет раз в десять больше. Растениям не нравится эта квартира, а я всё-таки менее прихотливый, чем они.
Я таки купил новый компьютер и даже обновил монитор. Из старого у меня остались только два жёстких диска с файлами да мышь с клавиатурой, причём для последней пришлось купить переходник - она настолько древняя, что имеет старый разъём, но я нежнейше люблю её вместе с многолетним слоем грязи где-то под кнопками, потому что привык, и для меня она что-то вроде старой печатной машинки, задающей тон. Сейчас же я наслаждаюсь тем, что в играх в принципе появилась графика, а компьютер перестал замирать, когда я открываю что-то сложнее проводника. Вышло дороговато, ещё и с укладкой кабелей и установкой системы пришлось повозиться, но оно того стоило. Если уж не я по грибы пойду, а они - по меня, то к чему откладывать всё хорошее? В конце концов я не обновлял компьютер с тех пор, как отец собрал мне его в средней школе.

Иногда меня посещают мысли уволиться, предварительно спалив всё к чертям в праведном гневе (или хотя бы уподобиться Герострату), а иногда я чувствую себя Брехтовской Мамашей Кураж, наживающей рабочую компетенцию на происходящем вокруг треше. На работе полная неразбериха с воинским учетом. Вернее я-то как раз хорошо ориентируюсь в происходящем, но коллеги просто не воспринимают мои слова, пока десять раз не позвонят в военкомат, чтобы услышать то же самое, что мне там ответили ранее. Начальница привыкла добиваться желаемого измором, но наша армейская бюрократия тоже не пальцем делана и одерживает верх. Мужик из комиссии по бронированию слил мне информацию ещё в самом начале, что никакой официальной брони не будет для тех, кто под неё не попадал в мирное время, что уклонистов будут ловить по камерам, что чем больше уедет, тем за более "неподходящими" вариантами придут, и что все эти отсрочки будут работать только для тех, кто придёт с пакетом документов и не постесняется если что поднять шум. Я не читаю новости о том, как вручают повестки, только получаю пересказы от знакомых, которых знаю лично или максимум через второе рукопожатие, а также сам воочию наблюдаю в главном военном комиссариате города, так как фактически веду воинский учет в организации и являюсь её представителем. Не так безумно, как в пересказе из новостей, но довольно удручающе. Нам пока что пришла только одна повестка, и сотруднику разрешили с перепугу взять больше восьмидесяти дней отпуска без оплаты немного задним числом, чтобы он мог скрыться, где посчитает нужным. Повестку мы сдали обратно в военкомат, но я ещё несколько раз видел того парня, что её вручал, в холле офиса. Он даже не работник военного комиссариата, а "назначенное лицо", и я подозреваю, что так он отбывает "гражданскую службу". У нас, кстати, тоже пытались призвать отнюдь не опытного вояку, а человека с кодом 310201 (валютно-кассовое и кредитно-расчётное обеспечение войск). Думаю, это не последняя повестка, с которой придётся иметь дело.
Первое время меня так задалбывали коллеги с этой паникой, что я буквально чувствовал, как во мне всё замещает злость, и я ничего не могу с этим сделать, потому что она - вообще единственное, что я способен ощущать. Так продолжалось больше недели, пока меня не вывели окончательно - мне удалось прогореть, и я вновь впал в своё обычное умиротворённое состояние. Коллега сказала, что по голосу совсем не слышно, что я в ярости, и что я необычайно вежлив, хотя в перерывах между разговорами с выводящими меня людьми неожиданно перехожу на мат. Моя подруга из студенческих времён сказала, что её всегда пугала и восхищала эта моя черта - чем я злее, тем ласковее и дружелюбнее говорю с окружающими людьми, а по глазами становится видно, что я готов убивать.

Ментоловый шампунь приятно покусывает кожу. На контрасте с тёплой водой он кажется очень холодным, и я блаженно прикрываю глаза, ненадолго оказавшись в эпицентре метели. Я упорно нагоняю холод в квартиру, и в такие моменты наконец-то его ощущаю.
По вечерам смотрю Гравити Фолз, до которого наконец-то дошли руки, и ожидаемо оказываюсь увлечён. Получил свою бутылку тыквенного сиропа, что делает какао в десяток раз уютнее тёмными осенними вечерами. Когда начал чудить вконтакте, куда я в отличие от этого места умудряюсь написывать каждый день, я сделал дубль в телеграмме (Telegram: Contact @not_b_d). Вообще, когда тейсти только умер, а у меня был ещё мой старый и родной ник BB Belphegor, просто чтобы не разрывать свой диалог с окошком для ввода текста я завёл паблик в вк. Привычка оказалась крепкой. Удивительно, как мне не надоедают одни и те же вещи из года в год.

Тусклые бело-золотые заплаты раскрашивают небо, когда туман расступается, но солнце можно принять за луну. Задержав дыхание, мы смотрим, как оно становится ярче, пока от каждого цвета не отделяется новый подобно тому, как буквы алфавита получают новый смысл. Птенец вылупляется.

8
0
Труд Грани

Осенью нападают простуда и желание смотреть По ту сторону изгороди. К сожалению, я не сопротивляюсь обоим, а потому провожу выходные под аккомпанемент дождя за окном с чашкой малиновой звёздочки в руках. Мне очень нравятся названия красителей в этих порошках, на этот раз у меня "красный очаровательный". В голубой икеевской чашке выглядит довольно фиолетово.

Большую часть осени состояние было подавленным, как картошка, из которой готовят пюре. На самом деле я всё ещё очень жёсткий и безразличный, но всё моё внутреннее напряжение решило сконцентрироваться в больной шее, так что теперь я пью ещё больше таблеток и очень придирчиво выбираю позу, в которой буду плохо спать. У меня лежит пачка травяных разогревающих пластырей, и в последние дни я клею на ночь ещё и их. Синяков на мне столько, будто я ночами хожу в бойцовский клуб, а головная боль начала расползаться на зубы. В конце концов я банально подцепил простуду, к которой это всё и вело. Расстройства сна со мной всегда, и по утрам я стабильно мёртв и опаздываю. Впрочем, я всё равно не оставляю мысль дойти уже до сомнолога, если смогу одолеть жуткого дракона, его стерегущего - свою страховую. Сейчас из пюрешки я окреп обратно до варёной картошки, медленно зеленеющей под кожурой и обрастающей слоем грязи. Как в Алисе в Зазеркалье.
Мне приехали купленные в порыве увлечения минералами образцы, они очень красивые и такие неживые, что тепло разливается по грудной клетке, когда я на них их смотрю. Я всегда питал до смешного романтические чувства к абсолютно неживым предметам, не имя в голове, однако, абсолютно ничего связанного с любовью "любовной". Например, я искренне привязан к целой полке своих полосатых кофт или коробкам с лего, и вообще, красота - в глазах смотрящего. У меня красивые глаза, тёмные. Когда-то учительница литературы сказала нам с соседом по парте, что такие глаза у самых мрачных, но романтичных людей. Мы оба писали стихи, и не знаю как он сейчас, а я свои предпочитаю никогда более не перечитывать. Впрочем, так как из сети я их не удалил это значит лишь то, что мне так и не стало мучительно стыдно.

Снился музей в другой реальности, работники которого не осознают, что оказались в ином измерении. Встретив посетителей-призраков они вывешивают объявление, согласно которому намерены подтвердить завтра законы физики, а в этот день - математики. Чем дело заканчивается я не узнаю, прикованный к другим героям. Они попадают в этот мир, расковыряв парадоксальные родинки и нарывы на пальцах, но знают, что это способ путешествий, и что обратно их могут вернуть сутки с заживляющей мазью. Они гуляют по главной площади, живут в отеле для таких вот путешественников, и вроде бы это обычный город, если бы все здания не парили хаотично в пустоте, как и сама брусчатка на площади. Всё кажется светлым, словно пространство само по себе излучает свет. Позднее мне снится набережная в сумерках, к которой я еду на позднем автобусе, и всю дорогу маленькая девочка оскорбляет внешний вид окружающих людей, но все присутствующие знают, что она умрёт как только выйдет с мамой на своей остановке, и каждый готов её убить, сделав пророчество самосбывающимся. На набережной открыли новый бессмысленный памятник, у которого все фотографируются в разных позах и рассказывают ведущему, почему выбрали именно такую. Парень изображает нечто совсем странное, неестественно выгнув руки, и рассказывает всем горожанам, что когда-то давно ещё маленьким мальчиком вернулся домой, и именно так торчали руки его мёртвого старшего брата из-за каминной задвижки, отрезанные пробравшимся в дом маньяком. Я вижу его воспоминания с кровавыми следами и выпавшим позже расчленённым телом.
Мне снились сны синего цвета про водопады с лигроином, пустые рамки на стенах и пыльные полки в совершенно пустом архиве. Снились бабочки, чёрное небо и облупившаяся краска. В других снах детально воспроизведённая еда и отсутствие лиц даже у тех, кого я должен бы помнить. Много воды - дождь, лужи, реки, озёра, наводнения. Снились несуществующая кофейня, офисные лифты с зеркалами, какая-то пустая болтовня и шкафы, заставленные странными оккультными штучками, которые я то и дело снимал с полок, так что помню текстуру камней и стекла, как переливаются в колбах растворы и как пылит в закрытой банке порошок цвета побитой морозом травы.

В офисе я теперь самый страшный человек и вместе с тем иногда самый желанный, а всё потому, что отвечаю за воинский учёт. Сам я, к счастью, с армией окажусь связан в самую последнюю очередь, поэтому дела волнуют меня прежде всего как рабочие моменты. Указания как всегда расплывчаты и не совсем обязательны, так что мы как слепые котята тычемся в разные стороны в поисках ответов. Вот вроде бы банкам можно будет бронировать сотрудников, а вроде бы список должностей ещё не спустили в комиссии, а без него делать нечего. Или вот вроде бы есть рекомендация не предоставлять отпуск, а вроде бы трудовой кодекс никто не менял, да и вообще - может, человек в Москве отдыхать собрался, почему мы должны препятствовать? Часть сотрудников покинула страну, другая вроде как не против мобилизоваться, если "очень надо", остальные не определились. Я не отношусь к этому никак. Если честно, меня как в феврале не накрыло, так и сейчас мне глубоко безразлично. У апатии есть очень большой плюс - она делает меня безразличным даже к самому себе, позволяя оставаться совершенно спокойным, хотя умом я прекрасно понимаю, что вокруг всё очень плохо. Просто меня это не тревожит никак.
Вообще я успел побывать на мини-корпоративе, пройти аудит от начальницы, завершить несколько бессмысленных обучений, резко подтянуть знания в области специального учёта военнообязанных, разодрать руку доставая документы из ящика для их уничтожения, выпить неприличное количество кофе и стать постоянным арендатором оранжевого зонта, потому что никак не куплю собственный. Дни толкаются бездумной гурьбой, как люди в метро, мы в офисе вяло работаем, в основном перекладывая бумаги и занимаясь увольнениями. Кстати, на Киевской похоже помыли плафоны, и теперь она кажется непривычно светлой.

Я купил себе юкку, как давно хотел, а ещё новую кожаную куртку и ботинки, потому что старые умерли. Единственные новости, кроме кадровых, которые я реально читаю, пишет нейросеть. Банану дома совсем плохо, даже отсаженным деткам, и это в отличие от происходящего вокруг ещё способно меня огорчать. Как и смерть ssd - он ушёл в режим глухой обороны, так что мне нужен новый, но я решил заодно обновить компьютер в целом. Кто знает, когда я вообще смогу это теперь сделать и смогу ли. Расстройства сна воруют силы сильнее обычного, и я едва встаю по утрам, но сегодня после таблеток на удивление отдохнул. Впрочем, я всегда очень дурной, когда немного температурю - с организма станется забыть, что он врубает головную боль на любые попытки почувствовать себя живым.
Хочется заниматься творчеством, гулять по серым улицам с побитой дождём листвой, слушать музыку и пить кофе. Настроение - Вирт.

Дьякон читает Книгу святого Респикия: «Бронза создает форму, но труд выпадает на долю сердца. Голод показывает алую чашу, а болезнь — снег. Лампада знает, но Мотылек понимает. Меч же, что являет себя рано или поздно — сам себе ответ».

5
0
arrow